Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

В Белоруссии начался суд над Виктором Бабарико

После задержания Бабарико в Белгазпромбанке, который действует в Белоруссии с 1990 года и в котором российские «Газпром» и Газпромбанк контролируют 99,6%, была введена временная администрация.

Соперник Лукашенко — РБК: «Устрашение — малая часть того, что происходит»

Политика

В Белоруссии начался суд над Виктором Бабарико

Читайте на РБК Pro

В Белоруссии начался суд над Виктором Бабарико
Психолог Грант Хэлворсон: на какой вопрос на собеседовании можно солгать

В Белоруссии начался суд над Виктором Бабарико
Домашнее поколение: почему зумерам будет проще купить жилье — Bloomberg

В Белоруссии начался суд над Виктором Бабарико
Первые триллионеры: кто дышит в спину Илону Маску и Джеффу Безосу

В Белоруссии начался суд над Виктором Бабарико
Люди в яме: почему компании в России недовольны каждым вторым сотрудником

Как прошел первый день суда

Пресс-служба Верховного суда отказалась аккредитовать на процесс журналистов крупнейших независимых СМИ Белоруссии, включая Tut.by, Onliner и другие. В зал пустили только корреспондентов государственных СМИ и российских информационных агентств, пишет Tut.by. В первый день слушаний на них присутствовали дипломаты стран Евросоюза, включая Францию, а также представители Великобритании и США.

В первый день защите дали возможность заявить несколько ходатайств. Практически все, включая просьбу об изменении меры пресечения на домашний арест, судья отклонил.

Ходатайство заявил и сам Бабарико, попросивший дать ему в СИЗО один день в неделю для ознакомления с делом в присутствии адвокатов. Как пояснил Лаевский, во время ознакомления защиты с материалами дела адвокатов не пускали к клиенту в изолятор и не дали пообщаться с подзащитным. «Это важная стадия — только в ней сторона защиты получает возможность увидеть материалы дела и понять, на чем основано обвинение. Но было отказано», — сообщил Лаевский РБК.

Также защита просила суд разрешить фотокопирование дела. «В нем 122 тома, из которых более 100 томов — это финансовые документы. Переписать это физически невозможно в принципе, даже если вы посадите 20 человек, которые будут переписывать, — пояснил Лаевский. — Естественно, когда следствие уже было завершено, нам их предоставили, мы выписки какие-то сделали, но это не то же самое, что иметь точные копии и предоставлять их в суде».

После подачи ходатайств началось оглашение обвинения, но судья успел прочесть около десяти страниц, хотя только обвинение Бабарико занимает более 70. «Еще есть другие обвиняемые — в совокупности по всем более 300 страниц, — пояснил Лаевский. — Завтра продолжат оглашать обвинение. И, видимо, уже не завтра, а в какой-то другой день начнутся допросы».

Задержания на акции протеста в Минске. Фоторепортаж

Фотогалерея 

В Белоруссии начался суд над Виктором Бабарико

Перед судом Бабарико обнародовал обращение. В нем он выразил уверенность, что в стране происходит необратимая трансформация общества. Эту идею бывший кандидат в президенты часто повторял на свободе, в том числе в интервью РБК. «Для многих из нас этот год стал годом победы — победы над рабством собственной души, — написал Бабарико. — В Беларуси выросло поколение людей с новым взглядом на себя, на страну и на будущее. Поколение, которое готово бороться за то, чтобы «не быць скотам». Силовую реакцию властей на демонстрации протеста он назвал абсолютно средневековыми репрессиями.

Возможна ли амнистия

На прошлой неделе в Минске прошло Всебелорусское народное собрание. Эксперты не исключали, что президент Александр Лукашенко может объявить о планах амнистировать всех или часть политических заключенных, которых, по данным правозащитного центра «Весна», в стране уже более 250. Бабарико тоже признан белорусскими правозащитниками политзаключенным. Однако белорусский лидер заявил, что политических заключенных в стране нет, а значит, и политической амнистии быть не может. «Я на этот вопрос уже отвечал журналистам. Если мне покажут хоть одну политическую статью в УК и скажут, что на основании этой статьи кто-то осужден, мы будем думать, какие принимать решения. У нас не было и нет никаких политических заключенных», — заявил 12 февраля Лукашенко.

Глава КГБ Белоруссии Иван Тертель, отвечая в кулуарах собрания на вопрос РБК о политической амнистии, повторил, что президент выразился достаточно четко: «Политических заключенных у нас нет».

В прошлом политические оппоненты Александра Лукашенко, получавшие тюремные сроки по решению суда, в основном их до конца не отбывали. Большинство осужденных по итогам акции протеста 2010 года вышли раньше установленного срока, а в 2015 году президент помиловал нескольких политзаключенных, на освобождении которых настаивало международное сообщество.

Автор
Александр Атасунцев

Источник: rbc.ru

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

12 + шестнадцать =

Яндекс.Метрика